Волкодавский форум. Ирландские волкодавы и их семья  

Вернуться   Волкодавский форум. Ирландские волкодавы и их семья > Волкодавский форум > Свободное общение

Свободное общение раздел для тем, которые мы любим: рецепты, юмор, увлечения, поздравлялки

Ответ
 
Опции темы Поиск в этой теме
Старый 21.05.2015, 09:02   #81
Этамин
Старожил
 
Аватар для Этамин
 
Регистрация: 19.09.2010
Адрес: Хабаровск -столица Дальнего Востока
Сообщений: 3,442
Отправить сообщение для Этамин с помощью ICQ Отправить сообщение для Этамин с помощью Skype™
По умолчанию Re: Проза, которая нам нравится...

Помните котёнка по имени Соболь? Он правда потом стал Матисом. Он когда маленький был, то Тайсону в пасть лез, то на Лёню карабкался. Так вот его мы видим очень редко и когда он видит Настёну, то вот так же кричит и буквально физически хочет залезть вовнутрь, вбуравливается буравчиком поближе к сердцу.
Оля! Спасибо за это произведение.
Этамин вне форума  
Вверх
Ответить с цитированием
Старый 05.11.2015, 16:00   #82
olga
Бывалый
 
Регистрация: 07.04.2012
Адрес: Крым
Сообщений: 751
По умолчанию Re: Проза, которая нам нравится...

Всегда с удовольствием читаю жж Ольги Громыко http://volha.livejournal.com.
Вот несколько историй из ее журнала и фото ее котов. Истории о трех котах. Сейчас у нее 4 ориентальных кота. Последний появился недавно.
Цитата:
Винтик - Главный Кот, и любит, чтобы в доме был порядок.
Лежит Ланс на котовьей подушке и со смаком грызет ее угол.
Подходит Винтик. Садится в шаге. Смотрит.
- Плюуунь!
Ланс поднимает на Винтика невинные голубые глаза. Пауза. Ланс опускает невинные голубые глаза и продолжает грызть.
- Плюууунь, комуууу скуазауууул!
Ланс смотрит на Винтика. Потом, не сводя с него глаз, опускает морду и демонстративно прикусывает угол подушки.
- Ах тауууук?!!
Винтик бросается на Ланса, хватает за тощую белую шею и начинает остервенело макать в подушку.
- Будеууушь еще?! Будеуууушь?!
Ланс молча мотыляется в его пасти. Я с интересом наблюдаю за воспитательным мероприятием.
Винтик отпускает Ланса, возвращается на прежнее место. Садится. Смотрит.
Ланс встряхивается, вздыхает и сворачивается клубочком.
А нефиг портить хозяйское имущество.
Цитата:
Кровать у меня теперь на чердаке, под самой крышей, куда ведет винтовая лестница, сделанная из ревматичной сосны.
Стоит мне лечь, выключить свет и расслабиться, как спустя две-три минуты со стороны лестницы раздается зловещее: ТОП. ТОП. СКРИП. ЦОК-ЦОК.
Это идут КОТЫ.
Первым приходит Винтик, вспрыгивает на кровать, и я тут же рефлекторно сдвигаю ноги. Если этого не сделать, шесть с половиной кило брякнется между ними, и повернуться будет уже невозможно.
Винтик долго топчется вдоль моего тела, с сожалением убеждается, что уютной двубортной лежаночки нет, и вытягивается вдоль моего правого бока.
Следом приходит Етя.
Сперва Етя ложится возле Винтика, и в лучшем случае они начинают громко, с хлюпаньем и причмокиванием вылизываться, распространяя ароматы влажной шерсти, а в худшем - драться, глухо тявкая и пинаясь. В любом случае, вскоре Етя решает, что ему холодно, и принимается яростно копать одеяло. Я со сдавленным матом сгребаю кота в охапку и запихиваю под одеяло с левого бока.
Несколько минут в ночи слышны только два громких мурчальника, и я начинаю засыпать.
Потом Винни осознает, что ему одиноко. Но у Винтика клаустрофобия и загнать его под одеяло может только ветеринар со шприцом наголо. Поэтому он перелазит через меня и ложится сверху на Етю.
Етю шесть с половиной килограмм на голове тоже не радуют, он с придушенным рычанием выползает из-под одеяла, встряхивается, спрыгивает с кровати и ТОП! ЦОК! ТОП! СКРИП! - убегает.
Мы с Винтиком начинаем засыпать.
ЦОК! ТОП! ТОП! СКРИИИП!
Етя возвращается и начинает копать одеяло справа. Я с руганью запихиваю кота под одеяло. Винтик, который до сих пор спокойно спал, внезапно ощущает острый приступ одиночества, перелазит через меня, последовательно наступая на шею, глаз и ухо, и ложится на Етю - к счастью, теперь на его попу. Попой Ете дышать не надо, и коты наконец успокаиваются.
Ночью я просыпаюсь от холода. Коты выдавили меня из-под одеяла к стенке и лежат сверху. Я пытаюсь вытащить из-под котов одеяло, но их уже трое (коты размножаются почкованием, а вы не знали?) и они колышутся на одеяле четырнадцатикилограммовым монолитом. Отжать удается от силы полметра, под которыми я и засыпаю, причем с одной стороны мне по-прежнему холодно, а с другой жарко от котов. Кто там говорил, что кошки убаюкивают и с ними ах как сладко спится??? Ах да, у меня же КОТЫ...

...Иногда коты успевают заснуть в гостиной и не идут в кровать. Тогда я лежу, тщетно вслушиваясь в тишину, и с досадой думаю: СВОЛОЧИ, ЗА ЧТО Я ВАС КОРМЛЮ????!


Цитата:
Ночь. Мороз. На улице -12, дом нагреться не успел и на моем чердаке с кроватью холодно, +15 по ощущениям.
Поднимаюсь по лестнице, за мной галопом несется исстрадавшийся Етя - коты считают, что нормальные люди должны ложиться спать хотя бы в двенадцать, а не в три. А из-за великих писателей бедные зверики вынуждены за компанию спать на компьютерном столе, а не в мягкой постельке.
Обнаружив, что наверху холодно, Етя тут же заползает под одеяло и прижимается ко мне. Буквально через минуту к нему присоединяется Ланс, еще одна глубоко пододеяльная скотина. Бырбыбыр им уже лень, поздно, и коты мигом срубаются.
Винтик же, как и положено главе прайда, перед сном отправился обходить владения, и как-то упустил момент, когда мы скучковались.
Прибегает он наверх, а все уже спят.
Винтик вскочил на кровать:
- Мау? Аууу?
Два засранца мало того что не отвечают, так еще и дыхание, кажется, затаили. И одеяло толстое, и лежат они между мной и стенкой, а Винтик на краю стоит.
Кот потоптался-потоптался, спрыгнул и побежал их искать по всему дому.
- Ауууу? Котыыы? Гдеууууу?
Проверил все комнаты, в туалет заглянул, в шкаф в прихожей, даже в котельную сбегал - по эху слышно. Минут пять искал, голос все отчаяннее, охрип уже.
Возвращается весь натопыренный, глаза выпучены:
- Маууума, вставауууй! Бедауууу! КОТОстроуууфа! Всех котов украууууло НЛОууууу!
- Да вот они, придурок, вот!!!
Сунул нос под одеяло.
- Уффффф....
Высунул, сдулся и со вздохом облегчения лег сверху. На всякий случай, чтоб опять незаметно не разбежались.
olga вне форума  
Вверх
Ответить с цитированием
Старый 05.11.2015, 22:35   #83
Тутти Фрутти
Старожил
 
Аватар для Тутти Фрутти
 
Регистрация: 19.09.2010
Сообщений: 6,079
Отправить сообщение для Тутти Фрутти с помощью ICQ
По умолчанию Re: Проза, которая нам нравится...

Прелесть)) Новая Бианки)
Тутти Фрутти вне форума  
Вверх
Ответить с цитированием
Старый 06.11.2015, 09:47   #84
Марина-Веня
Старожил
 
Аватар для Марина-Веня
 
Регистрация: 19.09.2010
Адрес: Москва + Шишкин лес
Сообщений: 8,000
Отправить сообщение для Марина-Веня с помощью ICQ
По умолчанию Re: Проза, которая нам нравится...

Оля, огромное спасибо!
(Сегодня еду отвозить котят к Лане Таксыш, посмотрим, чем это закончится... )
Марина-Веня вне форума  
Вверх
Ответить с цитированием
Старый 06.11.2015, 15:02   #85
Таксыш
Бывалый
 
Аватар для Таксыш
 
Регистрация: 19.09.2010
Сообщений: 1,552
Отправить сообщение для Таксыш с помощью ICQ
По умолчанию Re: Проза, которая нам нравится...

Цитата:
Сегодня еду отвозить котят к Лане Таксыш, посмотрим, чем это закончится...
__________________
Шоб все были живы и здоровы!
Таксыш вне форума  
Вверх
Ответить с цитированием
Старый 27.10.2016, 20:42   #86
Этамин
Старожил
 
Аватар для Этамин
 
Регистрация: 19.09.2010
Адрес: Хабаровск -столица Дальнего Востока
Сообщений: 3,442
Отправить сообщение для Этамин с помощью ICQ Отправить сообщение для Этамин с помощью Skype™
По умолчанию Re: Проза, которая нам нравится...

Читала своим три раза.Каждый раз "ржала"..ИБО!

Елистратов Владимир

Писатель Аркашка

У меня есть сосед – мальчик Аркашка. Ему восемь лет.
Аркашка – плотненький, крепкий, с серьёзными карими глазами. Волос у него – жёсткая каштановая копна. Когда кто-нибудь из родителей пытается её расчесать, Аркашка начинает глухо рычать, как собака. Скалит зубы. Переднего, правда, нет: выпал. Может и укусить.
Нет, Аркашка – он хороший. Типичный восьмилетний бандит. Не любит делать уроки, умываться, не зашнуровывает кроссовки, любит животных, сладкое, садистские стишки, подраться…Всё нормально, всё как у всех.
Но вот примерно год назад с Аркашкой кое-что произошло.
Началось всё с того, что родители в начале каникул накупили Аркашке книг. Про хоббитов, про Гарри Поттера. Ну, ещё про очкарика этого меченого более-менее живенько написано.
А про этих, с кожаными пятками…Все эти Митрандиры – Горгоробы – Азанулбизары..Хотя – дело вкуса.
Но Аркашка сначала прочитал всю Дж.К., потом – всего Дж.Р.Р. Потом Аркашке купили фильмы по романам Дж.К. и Дж.Р.Р. Аркашка их посмотрел. И на некоторое время затих. Три дня даже давал себя расчесывать и не рычал. А потом зашел как-то на кухню к маме с папой и сказал:
- Буду писателем.
Подумал и добавил:
- Воистину так повелевают Высшие Силы.
Подумал и ещё добавил:
- Ибо.
- Что ибо-то? – спросил папа.
- Просто ибо, - пожал плечами Аркашка. – Ну, я пошёл.
И Аркашка пошел. И стал писателем.
Лежа на полу в какой-то немыслимой позе, кверху попой и книзу головой (так к мозгу кровь лучше приливает, я пробовал писать в Аркашкиной позе – класс!), шевеля, как змея, высунутым языком, похожим на кусок радуги (от сосания фломастеров), Аркашка выводил в своей красного цвета общей тетради:
«И злой валшебнек Курамор ванзил мечь в плодь нещаснова добрава валшебнека
Гулюлюна и три раза хахача пиривирнул яго. Хахаха! Ты пагибнеш!, кричал
Курамор. Иба!..»
Особенно Аркашке почему-то нравилось слово «иба!» А ещё – «ваистену!» и «дабудит так!» А ещё он любил их комбинировать, например:
- Да будет так, ибо!
Или:
- Ибо, воистину!
Описания Аркашке не очень давались. Он их обычно, так сказать, максимально лаконизировал, например:
«Лес был страшный».
Или так (почти по-чеховски):
«Море было большое. В нем было много воды».
Но зато страшные вещи Аркашка смаковал. У него всё время кто-нибудь кому-нибудь что-нибудь откусывал с криком «Да будет так!», кто-нибудь кому-нибудь что-нибудь во что-нибудь вонзал и обязательно то, что вонзал, три раза «пириварачивал» («Ибо!»).
Вечером Аркашка читал свои произведения ближним. Сначала ближние (мама с папой) Аркашку слушали, но потом терпение ближних иссякло.
- Господи, какой ужас! – говорила мама. – Аркаша! Да что же у тебя там за кошмары такие! Ты же ведь добрый мальчик!..
- И плоть его содрыгнулася от боли, - продолжал бубнить ровным, низким, зловещим голосом Аркашка, - и страшные черные птицы обклювали его со всех сторон…
- Не могу больше это «содрыгание» слушать! – воскликнул папа. – Опять кого-то там «обклювали»!..Я сейчас сам кого-нибудь «обклюваю»!..
- А злой волшебник Хухур достал «иликрическую» пилу и стал, весело хохоча, отпиливать ему ногУ и отпилил её три раза! Воистину!.. - вдохновенно гундосил Аркашка.
- Боже мой! Нате вам! Ногу три раза отпилили, - стонала мама.
- А потом, - продолжал Аркашка, - он вонзил в его рукУ лазерную палицу, обмазанную смертным ядом, и стал её медленно «пириварачивать», чтобы тот больнее обстрадался…
- Всё! Больше не могу эти «обстрадания» терпеть! – кричал папа и убегал в свой кабинет. А мама тоже убегала и запиралась в ванной.
Тогда Аркашка, который папу немного всё-таки побаивался, а маму нет, читал под дверь ванной:
- И тогда Чудовище схватило жертву и, дружно хохоча, обожралО её со всех сторон…
В ванной на полную мощность включались краны.
- Ибо я голоден, кричало Чудовище!..- орал на манер Чудовища Аркашка под дверь, но перекричать краны не мог.
Аркашка со своей новаторской рукописью долго слонялся по квартире. Опять ложился на пол кверху попой, чтобы написать продолжение. Но ему не писалось. Настоящему писателю нужна аудитория. А мама с папой объявили Аркашке байкот.
Тогда Аркашка переключился на меня. Он набирал мой номер и говорил:
- Дядь Вов, слушайте: «Чёрные зловещие скалы торчали со всех сторон…»
- «Торчали» исправь, - автоматически говорил я, исправляя что-то своё. В своей рукописи.
- Хорошо. «Чёрные зловещие скалы…были со всех сторон. За скалАми…»
- За скАлами…
- «За скалами жили страшные пивцы крови…»
- Что ещё за «пивцы»…
- Которые пьют…
- Нет такого слова.
- Ладно… «Они обгрызали жертву со всех сторон три раза, а потом брали острый молоток…»
- Достаточно. Извини, Аркаш, я занят…
Скоро Аркашка потерял и меня тоже в качестве аудитории. Единственным слушателем Аркашки остался старый пёс Чапа. Помесь таксы с болонкой. Что-то вроде карликового шакала.
Чапа тихо лежал на своем коврике и дремал. Аркашка ложился рядом с Чапой и громко читал Чапе в самое ухо:
- И он, хохоча, откусил ему глаз…
Чапа терпел пару дней, потом стал скулить.
- Злая колдунья острым ножем разрезывала плоть жертвы…
- У-у-у! – выл Чапа, как фабричный гудок, и полз под кровать.
Аркашка ложился рядом с кроватью и и кричал под кровать на воющего Чапу:
- Воистину прольётся кровь, ибо да будет так!
В отчаянном вое Чапы была мольба. «Ведь я не собака Павлова!» - как бы говорил этот вой.
На третий день Чапа начал лаять и кусаться, чего за ним раньше никогда не наблюдалось. Он даже слегка «вонзил в плоть» Аркашки свои старые зубы. Небольно, но всё-таки ляжку прихватил. Чапу не наказали, ибо он был воистину не виноват.
На следующий день папа сказал Аркашке:
- Аркадий! Завтра мы улетаем отдыхать. На море. В Судак. Вместе с дядей Вовой. Мы хотели бы взять и тебя. Но только с одним условием: ты не будешь нам читать свою…прозу. Договорились? Стоит тебе хотя бы раз заикнуться нам про эти… "ибо-откусывания – воистину-отпиливания"… и мы тебя отсылаем назад. Договорились? Даешь слово?
- Даю, - ответил, горько вздохнув, Аркашка. Ему очень хотелось на море. Но когда папа вышел из комнаты, Аркашка шёпотом всё-таки добавил:
- Ибо!
Своё слово Аркашка сдержал. Нас он оставил в покое. Зато окружающим досталось по полной.
В самолёте Аркашка прибрал к рукам стюардесс. Через полчаса полёта симпатичные стюардессы, косясь на Аркашку расширенными зрачками, шарахались от юного прозаика, как лошади от волка.
На море, на пляже, отойдя подальше от наших лежаков, Аркашка находил себе жертву, какую-нибудь одинокую скучающую бездетную даму пост-средних лет.
- Здравствуйте, - очаровательно улыбался он даме.
- Здравствуй, малыш, - охотно сюсюкала дама. – Здравствуй, кисынька.
- Я – не кисынька, я – писатель, - сурово объявлял Аркашка. – Хотите, я почитаю вам моё литературное художественное произведение?
- Конечно! – соглашалась дама. – Почитай, лапочка. Надо же, такой малепуньчик, а уже писатель! Прямо Моцарт, а не ребенок!
Малепуньчик Моцарт читал:
- Его жилы, хохоча, хрустнули под ударом стальной дубины, и кровь толстым потоком затопила Долину Смерти…
- О-о-о! – стонала дама и, траурно колыхая бюстом, откидывалась на лежак.
Через две недели Аркашку знали все. Когда он появлялся со своей алой, как кровь, тетрадкой, пляж пустел. Даже какой-то неизвестно как затесавшийся сюда, в Судак, немец, едва говорящий по-русски, завидев Аркашку, махал руками и кричал:
- Найн! Найн! Ихь – это не надо! Аркашка – цурюк!
Так прошло две недели. На обратном пути стюардессы вновь хлебнули по полной.
И истошно выл Чапа, как вдова на похоронах, а потом лаял и кусался. Надо было что-то предпринять.
Мы с Аркашкиными мамой и папой держали совет на кухне. Держали почти всю ночь. Ничего не решили. А на следующий день у Аркашки был день рожденья. И тут меня (как я думал тогда) осенило. Я быстренько пошёл в книжный магазин и купил «Вредные советы». О, наивный!
Несколько дней Аркашкины родители ликовали. Аркашка перестал писать. Они обсыпали меня благодарственными звонками. Но потом…
Я вообще-то живу этажом ниже, непосредственно под Аркашкой. Сначала Аркашкины родители перестали мне звонить. Потом надо мной стало происходить что-то странное. То раздавались какие-то глухие удары и вопли. То что-то зловеще скрипело и шуршало.
Аркашкин папа, которого я случайно встретил на улице, сделал вид, что меня не заметил. Левая рука у него была забинтована.
А потом мои верхние соседи меня затопили. Это всё Аркашкины дела. Я знаю.
Сейчас мы судимся.
А что сейчас читает Аркашка, не знаю. Даже боюсь предполагать.
Этамин вне форума  
Вверх
Ответить с цитированием
Старый 28.10.2016, 08:05   #87
Марина-Веня
Старожил
 
Аватар для Марина-Веня
 
Регистрация: 19.09.2010
Адрес: Москва + Шишкин лес
Сообщений: 8,000
Отправить сообщение для Марина-Веня с помощью ICQ
По умолчанию Re: Проза, которая нам нравится...

Браво! У меня такой есть.
Марина-Веня вне форума  
Вверх
Ответить с цитированием
Старый 03.11.2016, 18:27   #88
Этамин
Старожил
 
Аватар для Этамин
 
Регистрация: 19.09.2010
Адрес: Хабаровск -столица Дальнего Востока
Сообщений: 3,442
Отправить сообщение для Этамин с помощью ICQ Отправить сообщение для Этамин с помощью Skype™
По умолчанию Re: Проза, которая нам нравится...

Не знаю в какую тему поместить.Но поместить нужно.


При Ольге не помирают

Ольга — деревенская медсестра, щуплая худосочная блондинка, громогласная грубиянка, которая вихрем носится по больнице. А еще Ольга — легенда

Я лежу на сохранении в деревенской больнице в семи тысячах километров от Москвы. Больничка деревянная, несколько палат. В ней тихо и уютно. Деревня маленькая, все всех знают. Меня тоже все знают. За три года я успела переучить кучу деревенских детей. Я отдыхаю, читаю книжки и болтаю с соседками по палате. Я знаю, что у меня девочка. Все говорят, что мальчик. Я не спорю, зачем спорить, я знаю, что это девочка. Я знаю, что у нее темные волосы и карие глаза. Четыре месяца назад я открыла глаза и увидела в черном небе падающую звезду. С этого момента я знала, что беременна кареглазой девочкой. Зачем спорить, мне все равно, что они говорят.

В больнице начинается суета. Привезли кого-то тяжелого. Это событие. Все нервничают. В палату заходит санитарка с ведром и шваброй. Мы пристаем с расспросами.

«Да не помрет, не переживайте. Там Ольга. При Ольге не помирают».

Ольга — деревенская медсестра, щуплая худосочная блондинка, громогласная грубиянка, которая вихрем носится по больнице. Ходить она не может, она может носиться, орать на санитарок, что плохо прохлорировали туалеты, гонять мужиков, нарушающих больничную дисциплину. Иногда она заходит поболтать. Ей с нами интересно. Из четырех человек в палате две не деревенские, пришлые. Из другого мира. Она тоже хочет в другой мир. Она здесь чужая. Ольга не может смириться с деревенской унылой действительностью. Она рассказывает, что встречается со старшим лейтенантом из соседнего гарнизона и, может быть, уедет с ним отсюда. Мы делаем вид, что верим в счастливый исход романа. Ольге тридцать пять, лейтенанту двадцать семь. У Ольги четырнадцатилетний сын и больной отец, который тоже не верит в счастливый исход, но не делает вида. Ольга расстраивается, что отец не верит в исход из деревни в светлое будущее.

Ольга — легенда. Когда ее смена, больные не умирают, даже если им совсем уже пора умереть, они умудряются дотерпеть до конца Ольгиной смены и умереть без нее. Когда она рядом с безнадежным больным, это похоже на то, что она полным потоком льет свою жизнь в воронку уходящей жизни человека. Иногда они передумывают умирать и потом благодарят Ольгу. Иногда Ольга остается в больнице, чтобы не дать человеку умереть. Она как-то знает, кому время пришло, а кому нужно подождать.

Через два месяца после сохранения в двенадцать ночи меня привозят в больницу со схватками. Схватки через пять минут. Я сама все понимаю. Это мой второй ребенок. Двадцать шестая неделя беременности. Моей нерожденной девочке с карими глазами осталось жить несколько часов. Гинеколог дома. Ей не хочется идти в больницу ради безнадежного случая. Ночь, ранняя весна, темень и холод. Меня принимает акушерка, мать моей бывшей ученицы. Я слышу, как она звонит домой гинекологу. Микрофон древнего телефона орет так, что за тонкой дощатой стеной палаты слышно весь разговор:

— Какое раскрытие?
— Четыре с половиной пальца.
— А схватки?
— Через минуту.
— Чего я пойду ночью, она все равно выкинет. Разберись без меня.

Акушерка везет капельницу и прячет от меня глаза. Я лежу в коридоре. В палатах нет мест. Больничка маленькая. Я все понимаю, но не могу смириться с тем, что моей девочки скоро не станет.

— Кто из медсестер в смене?
— Ольга. Сейчас разбужу.

У моей девочки есть надежда. Даже если все все понимают, нам повезло. Здесь Ольга. Это последнее, во что я могу верить. Я верю в Ольгу.

В медсестринской быстрая возня.

— Чего ты меня сразу не разбудила?!
— А чего будить, если схватки через минуту?!
— Твое какое дело?! — Ольга с матом несется по коридору, проверяет капельницу. Она прячет от меня глаза.
— Сделать уже ничего нельзя, у тебя роды. Молись.

Я все понимаю, но держусь за Ольгу как за серебряную струну, соединяющую явленный мир с потусторонним чудом.

— Молись Богородице, проси, чтобы она спасла ребенка. Все равно выкинешь, но, может быть, чудом выживет. Я буду с тобой молиться.

Я не верю в Богородицу, я верю в Ольгу.

— Ольга, я не знаю ни одной молитвы.
— Я буду говорить, а ты повторяй, — Ольга садится на кровать и берет меня за руку.

Я послушно повторяю за Ольгой слова первой в жизни молитвы. Я не прошу, чтобы ребенок остался в живых. Я прошу о том, чтобы он не рождался. Я ищу защиты и помощи у двух матерей. Дева Мария, оставь мне мою девочку. Если ты оставишь ее, она будет носить твое имя.

Мы держимся за руки всю ночь. К шести утра схватки останавливаются. В восемь приходит гинеколог. Я сплю. Я устала.

— Заснула? Это хорошо. Давно выкинула?

Я не хочу видеть врача, бросившего меня ночью на сельскую акушерку и медсестру. Я закрываю глаза и отворачиваюсь к стене. Акушерка рассказывает ей, что роды остановились. Меня ведут в смотровую. Раскрытия нет.

Роды не останавливаются. Так не бывает. Но при Ольге не умирают. И, если это очень важно, и две женщины просят третью о спасении ребенка, она не может не откликнуться.

Я уеду из этой деревни через пять лет. Еще через пятнадцать я встречусь со своими бывшими учениками в Москве.

— Ольгу помните? Смогла она оттуда уехать?
Ольга вышла замуж за своего лейтенанта и переехала жить в военный городок.

— При ней так никто и не умирал?
— Не умирал.
— Я рада, что у нее все сложилось.

Они прячут от меня глаза. Лейтенант уехал в другой гарнизон. Она должна была уехать следом за ним, зашла на почту за его письмом, торопилась в больницу. Когда вышла на крыльцо, поскользнулась на льду, упала на ступеньки и сломала шейные позвонки.

Мою кареглазую дочь зовут Мария. Она думает, что ее назвали в честь бабушек. Когда в середине лета я родила ее все в той же деревенской больнице, Ольга приходила на нее посмотреть.

Может быть, нам нужно молиться о том, чтобы в больницах не прекращались Ольги, которые не сдаются даже, когда сделать уже ничего нельзя?


Светлана Комарова

автор исповеди Светлана Комарова , а это фото Марии , которая родилась.




https://takiedela.ru/2016/09/pri-olge-ne-pomirayut/
Этамин вне форума  
Вверх
Ответить с цитированием
Старый 03.11.2016, 18:52   #89
Марина-Веня
Старожил
 
Аватар для Марина-Веня
 
Регистрация: 19.09.2010
Адрес: Москва + Шишкин лес
Сообщений: 8,000
Отправить сообщение для Марина-Веня с помощью ICQ
По умолчанию Re: Проза, которая нам нравится...

Свет, СПАСИБО!
Марина-Веня вне форума  
Вверх
Ответить с цитированием
Старый 03.11.2016, 19:53   #90
Этамин
Старожил
 
Аватар для Этамин
 
Регистрация: 19.09.2010
Адрес: Хабаровск -столица Дальнего Востока
Сообщений: 3,442
Отправить сообщение для Этамин с помощью ICQ Отправить сообщение для Этамин с помощью Skype™
По умолчанию Re: Проза, которая нам нравится...

А вот в моей жизни тоже встретилась медсестра похожая на Ольгу . Только звали её Светлана Пантелеевна.
Настя у меня родилась на месяц раньше срока. Я лежала в роддоме на сохранении две или три недели.Была пятница.Меня выписали, а ночью стало совсем не то. На такси уехали опять в роддом и вот я там с утра и почти до 12 ночи рожала Настю. Родилась она на 8 месяце, недоношенная ну и с букетом всяческих болезней. В общем , домой мы попали, когда ей было 2,5 месяца.И вот пока мы были в роддоме, там была старшая медсестра-Светлана Пантелеевна. А лежали мы в патологии. Настю я не видела, меня к ней не пускали даже посмотреть .И вот Светлана Пантелеевна, кстати очень колоритная медсестра для роддома. Она не высокого роста, такая крепенькая женщина с жуткой химкой на голове. Волос просто был выжжен и стоял дыбом, с массивным золотым крестом на груди. Голос у ней был такой хриплый и грубый, но это была маска!Видя как я шоркаюсь в коридоре у двери, что б хоть что -то увидеть. Она стала пускать меня к Насте после 12 ночи. Я надевала почти стерильный халат, косынку, маску и просто сидела возле Насти. Она такая маленькая, в нос зонд, в голове" бабочка"( сейчас вместе с бирками лежит в шкатулке) . Светлана Пантелеевна днём постоянно на всех ворчала, что младшие медсёстры, что мамашки как новобранцы в армии слушались её беспрекословно. Она умела всё! Под своё опеку она взяла глухонемую девушку из какой то деревни. Там история была какая то тёмная.Муж её на тот момент был в армии, жила она у его родителей. В общем девушка эта голодала, её толком не кормили, она сама походила на тень и родила такого же мальчика.Он такой худенький был. Ножки-ручки как у кузнечика. Я его тоже ночью видела.Он был соседом Насти. Пантелеевна тогда суровым голосом говорила:"Так! Я им сказала, что б они там посерьёзней.Чтоб твоя не забеременела! " В общем и разговаривали мы с ней, и на руки мне давала Настю подержать.Она вот тоже не понимала, почему мать не может пообщаться с ребёнком? Что в этом криминального? Жалею, что я потом так к ней с Настей не съездила.В Роддоме мы были дней 10, а потом на скорой увезли в перинатальный центр, там врачи были разные..Очень разные.. И отношение было очень разное..От брезгливого(когда пальцами держат распашонку и ребёнка вытряхивают с неё.Это для самого ребенка не больно, но смотрится омерзительно.И на вопрос матери о состоянии ребёнка отвечает"Ну у Вас же нет денег лететь в Америку на операцию.." И была врач кардиолог, которая не фонендоскопом слушала ребёнка , а руками...
Этамин вне форума  
Вверх
Ответить с цитированием
Ответ

Социальные закладки

Опции темы Поиск в этой теме
Поиск в этой теме:

Расширенный поиск

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.



Текущее время: 18:11. Часовой пояс GMT +4.


Powered by vBulletin® Version 3.8.6
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot